Осенние кленовые листья начинают гнить сразу, как только оказываются в луже. Человек, падая в лужу, поднимается и идет дальше.

Если есть силы, конечно.

Если человека заархивировать, он тоже начнет гнить.

Возьми обыкновенного человека, с целями, с идеями и с личными желаниями. И сожми его, усади его в маленькую комнатушку, объясни, что ему все нельзя. Нельзя утром громко зевать, это некультурно. Нельзя вечером ходить в футболке без лифчика - это пошло. Нельзя сидеть в туалете часами, это вредно. Нельзя трогать чужие вещи, это некрасиво.

Попробуй, это так просто. Заархивируй человека и оглядывайся. Почаще оглядывайся.

Заархивированные люди из последних сил ищут себе хоть какую-то область, где они будут сами собой. А лучше - будут сами себе казаться больше, чем они сами. Умнее, смелее, сильнее и выше.

Промискуитет. Наркотики. Экстремальные ситуации. Алкоголизм. Вечный “конец дискотеки”.

Нет, я не говорю о квартирном вопросе. Не о коммуналках. Не о пяти поколениях одного рода, живущих в одной квартире. Я говорю о людях, которые видят извращенное удовольствие подавлять своими правами чужие. Я говорю о родителях, которые слишком привыкли относиться к детям, как к личной мебели - переставил и ладно. О приезжих, которые привыкли получать блага из слабеющих рук тех, кто оказался менее удачлив - раз не удержал, значит не твое. О бессовестных ублюдках, которые перенаправляют чужие деньги себе в карман - у них же свои семьи и дети.

Заархивированный человек постепенно утрачивает человеческий облик и перестает трудиться. Он не видит своего, а значит не уважает и чужого. Подавлен, склонен к истерике. Он не находит себе места. Тратит любые деньги на то, чтобы хоть как-то закрыть эту воронку негативной энергии в душе. Постоянно пытается “улучшить быт”, рассчитывая с очередной ненужной вещью приобрести несуществующий комфорт. Идеально быстро вливается в секты продаж ультраэффективной косметики, революционной посуды или пылесосов, если таковые попадутся ему на пути.

И вот человек уже с удивлением осознает, что безвылазно сидит на авито и выбирает то печатную машинку, то новый ноутбук, то торшер, то телевизор, то огромную шведскую стенку. В свои 9 квадратных метров площади на двоих. А то и на троих.

Сучье время наше не дает человеку шанса. Охотно подсунет миллион важных и нужных покупок, вытащит душу в секту, а тело - в бесполезные и зачастую вредные аутотренинги. И никто ответственности за это не понесет, ибо человек якобы сам решил и якобы сам заплатил. Т.е. стал потребителем - тем, чем нужно для современной экономики.

Не стоит ждать помощи - она не придет. Из заархивированного состояния придется выбираться самостоятельно.

Разархивация - это больно. Тяжело и страшно, будто ты долго сидел на кортах, положив голову на колени и сжав руками лодыжки и вдруг резко распрямляешься, широко расправляешь плечи и расставляешь ноги. Неподготовленных и слабых людей после такого финта ушами может и инсульт прихватить.

Но распрямляться частями, по кусочкам, по миллиметрику не получится. Не те силы. Не те возможности. Не то сопротивление. На полшишечки не выйдет - сомнут и сьедят с дерьмом.

Только на полную. Так, чтобы захрустели суставы и загудела голова. И надеяться, что ты достаточно силен, чтобы пережить момент, пока кровь будет выдавливать пустоту из твоих вен и твоей жизни.

И если выдавит - ты сможешь попробовать не согнуться опять.

Это страшная сказка про белого бычка, но от нее никуда не денешься. Жизнь - это постоянная борьба за право считаться человеком.