Люди — всего лишь люди. Потому ждать от них иного достаточно бессмысленно.

Вот у нас подьезд. Один на дом, 16 этажей, 108 квартир. Многие замечают — сейчас даже не знают, кто у них на этаже проживает. Это в условиях нынешнего оголтелого индивидуализма и всеобщего недоверия, увы, нормально.

Сейчас у нас в подьезде практически тишь да благодать. Ну бывает там, кто-то оставит бутылку из-под пива на пролете лестницы. Бывает нагадят окурками. Но, поскольку убираются у нас регулярно, это не критично.

А еще лет пять назад было совершенно весело.

По всеобщей человеческой привычке люди на отдыхе собираются в компании. Поскольку обычно это делается с целью культурно провести время — люди выбирают неспешный досуг. Кто-то в театр, кто-то в кино.

Мой же подьезд поначалу облюбовали личности, оставшиеся в подростковом возрасте. Годочков им было помногу, а мозгов — помалу.

Сидели сначала на изолированной от квартирных площадок и лифтов лестнице. Пели песенки под гитарку, курили тайком и не очень, грызли семечки. Вероятно, еще что-то делали, потому как презервативы оставляли прямо там же где сидели. А потом, компания подросла и стала больше, как в смысле возраста, так и в смысле количества народу. На лестнице стало тесно. Потому переместились прямо в фойе первого этажа.

Рассаживались прямо в проходе, оперевшись спинами на стены под почтовыми ящиками, на лесенке на лифтовую площадку, в пролетке первого этажа. Вплоть до квартирных дверей. Дым коромыслом, легкий запах каннабиса, пол весело хрустит от шелухи подсолнечных семечек. Ну и конечно, выяснения отношений, погоня за слабым полом, хохот, визги. Все как у культурных людей на отдыхе.

Компания банально начала мешать ходить. Мне тогда лет шестнадцать-восемнадцать было. Домой было не пройти — они развалятся так, что надо через них переступать, расставят бутылки — натуральный кошмар. Ходил мимо и каждый раз испытывал жуткий стыд — сиих животных еще просить надо было, чтобы они мне дорогу уступили. Выяснять отношения с пьяной ордой из 15–20 рыл в пяти минутах от двери дома не хотелось.

Дважды собирали собрание жильцов — предлагали посадить в подьезде консьержа. Поскольку дом у нас дружный — все дружно вспомнили, что за это надо платить. И желающих это делать стало ровно треть от общего числа жильцов. Причем, каждая падла думала «кому надо — тот пусть и строит будку, нанимает консьержа, а я попользуюсь потом». Вопрос отпал сам собой. Помню, батя сильно в сердцах ругался на соседушек за их прижимистость. Мол, добудятся они лиха. Как в воду глядел, батя.

Однажды вошел в подьезд, а там — веселие. Старенький дедуля с тросточкой, аккуратно пытался протиснуться меж обступивших его добрых молодцев. Молодцы дыша перегаром в дедушкины очки допытывались у пожилого человека, а не потерял ли он список, кого бояться надо. Дедушка, по старой советской привычке, сделал молодежи замечание. На что те немедленно отреагировали со всей своей демократичной душой.

Кое-как дедулю из-под артобстрела вывел. От стыда горел весь вечер. Спал плохо. На утро соседи рассказали интересное про вызов наряда милиции, довольно щурясь. Приехали по вызову — мол, хулиганье тут. Вошли в подьезд, скомандовали сворачивать балаган. На что получили предложение идти в пешее эротическое. Пришлось поработать кулаками. Разогнали они короче эту демонстрацию.

На следующий вечер демонстрация вызывающе водворилась на место. Огрызались на каждого прохожего, словно ища драки. И опять усталый наряд милиции разогнал несчастных. Такие боевые действия продолжались неделю. Пока не осталось не битых, а парочка самых буйных не поспала в «обезьяннике». На короткое время все улеглось. Саботировавшие инициативу ввести консьержа даже похихикивали — ну вот, мы были правы, нафига оно надо?

А потом… Потом рядом с моим домом возвели торговый центр. И ходить по подьезду стало страшновато. Раньше основная опасность была — либо вступить в продукт жизнедеятельности человека, либо напороться на шприц. А тут в подьезде организовали дежурство выходцы из Средней Азии. Терлись неделю. И дольше бы протерлись, тихо отжимая у школьников деньги, кабы не история с одним из как раз той самой компании сидельцев.

Сиделец считал, что он мастерски владеет ножиком типа «бабочка». И все бы ничего, но таджик, которому пьяный русский парень показался легкой добычей, об этом не знал. И когда на просьбу предьявить содержимое карманов пьяный русский достал «бабочку» таджик из самых что ни на есть естественных чувств всадил эту же «бабочку» сидельцу в брюхо.

Поутру жильцам было приятно — по стенам кровища, везде отпечатки руки в красном зареве. Паренек выжил — бабочка все-таки не такое смертоносное оружие. А жильцы задумались. Эдак, что же, ведь любого почикать могут? Инициативная группа из числа тех, кто больше всех протестовал против консьержа немедленно оторвала попы от уютных кресел перед чудом техники под названием «телевизор» и метнулась к участковому. Мол, изловите эту гадину, она людей режет. Участковый, почесав в затылке, сказал, что, конечно, изловит. Когда остальные дела доделает. Ну, годика через полтора. И вообще-то это не его обязанности, так как убийствами и нанесением тяжкого вреда здоровью занимается УВД. Туда, мол, пишите письма. И просьбы. Оторопелые граждане, окончательно уверовав в продажность органов, сами потянули соседей на собрание по поводу введения консьержки. На собрание позвали представителей ЖКХ и того самого участкового. Долго стенали по поводу бездействия «ментов» ( у вас на участке людей режут а вы даже не в курсе!!!!), ленивого ЖКХ (вы на наши деньги живете, мы налоги платим!!!) и пытались найти таджика в толпе жильцов. И назначить его виноватым во всех до последней надписях, лужах и шприцах в родном подьезде. Как ни странно, таджика не нашлось. ЖКХ развела руками и показала график ремонта дома. Мол, через полгода покрасим ваш сортир, ээээ, подьезд. Не переживайте. Участковый, хмыкнув в усы, обьяснился лаконично: у вас торговый центр через дорогу, под боком магазин с круглосуточным алкоголем и через два квартала гетто выходцев из союзных республик — вы чего еще хотите?

Вобщем было принято решение консьержку заводить. ЖКХ пообещало ускорить ремонт и во время его проведения сделать комнату для консьержа за свой счет. Умные люди из числа тех, кому еще пару лет назад консьерж нафиг не был нужен тут же внесли трезвое предложение посадить консьержа на баланс ЖКХ. Мол, пусть ЖКХ ему и платит.

Представитель ЖКХ, тертая тетка лет сорока только улыбнулась и сказала, что если кому чего не нравится в обслуживании — он вправе от обслуживания отказаться. ЖКХ с удовольствием отключит человека от света, воды и радио. Чтобы беречь систему поставки всего этого добра в квартиру. А консьержка — это буржуазный элемент и ЖКХ его оплачивать не будет. Вопросы отпали сами собой.

Вот примерно так у меня в доме стало чисто.